ms_lon (ms_lon) wrote,
ms_lon
ms_lon

Categories:

Воспоминания моей мамы

Ещё небольшой кусочек.

Родилась я 24 апреля 1934 года в городе Енисейске.

«Весне был аист бесконечно рад.
Летел, летел, не ведая преград,
И, прилетев в далёкий край,
Принёс он девочку, цветущую, как май.
Ту девочку, любя, отец и мать,
Как цветик, стал Лилиею звать»…


Эти наивные и милые стихи написали мои коллеги в юбилейный день 55-летия. Город Енисейск, где мне суждено было увидеть свет и первую улыбку матери, был основан в 1619-м году при первом царе династии Романовых Михаиле Федоровиче. Енисейск был основан как острог для политических ссыльных. Молодая династия набирала силы, укрепляла свою власть, вела беспощадную борьбу со всяким инакомыслием. С 17-го по 20-й век Енисейск оставался местом политической ссылки, затем стал центром огромной Енисейской губернии, центром золотопромышленности. Отсюда шла русская колонизация Восточной Сибири. Непрерывным потоком шли сюда каторжники, гремя своими кандалами. Сначала это были участники крестьянских восстаний, затем декабристы, петрашевцы, народники, социалисты. Здесь, уже в Красноярском крае, центром которого стал город Красноярск, основанный в 1628 году, отбывал ссылку в селе Шушенском В.И. Ленин. Здесь побывал на каторге в начале 20-го века и мой дед Дмитрий Шадрин за участие в Первой русской революции 1905-го года. В советское время, в годы сталинских репрессий, в политические лагеря ссылали представителей интеллигенции, крестьян, рабочих. Это было уже на моей памяти.

Не знаю, когда и какими судьбами занесло в эти края моих родителей – Иннокентия Михайловича Карлова (рождён 9 мая 1898 года) и Евдокию Дмитриевну Шадрину (рождена 14 августа 1904 года). Семью молодые люди создали в 1923 году, когда ещё жили на станции Зыково близ города Красноярска. Всего в этой семье было шестеро детей: четыре брата и две сестры, выжили четверо. Старший брат, рождённый в 1924 году – в год смерти Ленина – был назван в честь вождя революции Владимир. Впрочем, это имя было тогда очень популярным. Но прожил Володя недолго, умер в детстве, оставив глубокую рану в душе моей матери. Уже будучи взрослой, я неоднократно слушала рассказы мамы о потере первенца, которого она никогда не забывала. Девочка же умерла сразу после рождения, мы о ней знали, но никогда не говорили. По жизни пошли четверо:
брат Вася, 1928 г. р.,
брат Коля, 1929 г. р.,
я, единственная дочь, 1934 г. р.,
и брат Витя, 1946 г.р.
Именно с ними связаны мои детские годы, вся моя жизнь. Но рассказ о прошлом был бы неполным, если бы я не вспомнила то малое, что сохранила о своих предках.

                                                                        ДВА ДЕДА.
О своей родословной не могу рассказать много, в чём виню только себя. Хотя я и встретилась со своим дедом-каторжником, как звали его в нашей семье, но ни разу не поинтересовалась его прошлым, его встречами с интересными людьми того времени. Историю учила по книгам и, как все молодые люди, занималась собой, своей семьёй, думала о будущем и настоящем, но не о прошлом. Наверное, это свойственно и нынешнему поколению, мало кто думает о своих корнях.
Мои воспоминания основаны на рассказах родителей, особенно мамы. Она прожила восемьдесят пять с половиной лет, до самого конца сохранила хорошую память и часто вспоминала старину. Жизнь людей рубежа 19 – 20-го столетий во многом была противоречивой, интересной и поучительной. Их привлекали высокие идеи, но жизнь вносила свои поправки, рушились не только идеалы, гибли близкие люди. Счастье, казавшееся таким близким, ускользало, оставалось разочарование, утраты, пустота. Через всё это прошёл мой дед Дмитрий Шадрин.

Он был выходцем из разночинцев, родился где-то в 1874-75 гг., для своего времени был хорошо образован. Не думаю, чтобы он имел высшее образование, но много читал, занимал активную жизненную позицию, рано принял идеи социалистов. Служил дед на станции Красноярской железной дороги механиком. К моменту рождения моей мамы в 1904 году в семье подрастал сын, названный в честь отца Дмитрием. Митя был старше сестрёнки на пять лет. Семья была благополучной, достаточно обеспеченной. Всё перевернул 1905 год. Не знаю, когда дед примкнул к социалистам, но убеждения его были серьёзными, в событиях 1905 – 07 годов он принял активное участие, за что после разгрома революции его приговорили к девяти годам каторги. Жена с маленькими детьми решила ехать за мужем, но на одной из станций близ Красноярска заболела тифом и умерла. Дети остались одни.

У русского народа есть поговорка: «Мир не без добрых людей». Дети не погибли от голода, не попали в казённый приют. Мальчика взяла семья, ехавшая на остров Сахалин. Там мамин брат вырос, получил образование, создал свою семью, у него родилась дочь. К сожалению, прожил он недолго, заболел и умер в 33 года от чахотки. С сестрой он так и не встретился. Отец же нашёл его уже после революции 1917 г. Все сведения о нём мы получили от деда Дмитрия где-то в 50-е годы прошлого века, когда, наконец, мама встретилась со своим родным отцом, которому было тогда около восьмидесяти лет. У нас и сейчас сохранилась очень старая фотография моего дяди Дмитрия Дмитриевича Шадрина, где он снят со своей женой и маленькой дочкой. Сходство с мамой у них было поразительное.
Маленькую Дусю (ей не исполнилось тогда и четырёх лет) взяли на воспитание бездетные крестьяне Беловы и стали ей хорошими родителями. Так революционные бури и войны разрушили семью, разбросали по свету родных людей.

Дед пробыл в ссылке до 1914 года, когда в начале Первой мировой войны политические ссыльные были отправлены на передовую. Дед не только прошёл всю войну, но и принял участие в Февральской и Октябрьской революциях. В годы Гражданской войны он воевал в Сибири, в родных краях. Детей своих он стал искать уже в эти годы, первой нашёл дочь, это было в 1920-м году. Рассказ мамы об этой встрече помню хорошо.

В погожий летний день она гуляла с подругами, когда «тятенька», так она всегда звала приёмного отца, позвал её домой. В горнице сидели два незнакомца – пожилой мужчина с окладистой бородой и совсем молодой парень (не её брат). «Доконька, это твой родной отец» - сказал тятя, указывая на пожилого человека. Надо сказать, что приёмные родители никогда не скрывали от Дуси правду о её удочерении. Можно понять, какое впечатление произвело на девочку пятнадцати лет это сообщение. Незнакомый человек из какой-то другой жизни называл её дочерью, что-то ей говорил, но она не могла вспомнить ни рано ушедшей матери, ни родного отца. Она не знала, как себя вести с этими людьми, выбежала во двор, долго бежала до поля и спряталась во ржи, где и просидела до позднего вечера. Когда вернулась домой, гостей уже не было. С ней обошлись ласково, успокоили, сказали, что никто её не заберёт. Рассказали, что родной отец поблагодарил Беловых за воспитание дочери и просил, чтобы девочке дали образование. К сожалению, потрясения тех лет не позволили выполнить эту просьбу, и мама осталась с начальным образованием. Следующая встреча отца с дочерью состоялась более чем через тридцать лет, когда мама была уже вдовой и матерью большого семейства.

Сына Дмитрий Шадрин нашёл позднее, у парня сохранились о родителях некоторые воспоминания, так как он остался сиротой в девять лет. С отцом у него установились родственные отношения, которые продолжались до самой смерти маминого брата.
Много воды утекло с того летнего дня 1920-го года. Ушли из жизни её приёмные родители Беловы, но они успели выдать дочь замуж, помочь ей на первых порах семейной жизни, успели подержать на руках первого внука. Добрая, сердечная память осталась у мамы о родителях, нам, детям, она много рассказывала о своём детстве. В семье Беловых мама прожила пятнадцать лет.

Баба Дуся с приёмными родителями.

На этой фотографии баба Дуся со своими приёмными родителями, крестьянами Беловыми. Снимок сделан где-то в 1915-1916 гг.

В 1954-м году, уже после смерти нашего отца, семья наша вернулась в родные места, где жили брат и сёстры моего папы, где родились мои старшие братья. В этих краях жил и наш родной дед Дмитрий Шадрин. Мой брат Коля разыскал его, и отец с дочерью встретились вновь. С этого времени связь между ними не прекращалась. Дед жил со своей второй женой, детей у них не было, а его единственный сын давно умер. В глубокой старости познакомился дед со своими внуками, особенно часто его навещал мой брат Коля.

В том же 1954-м году мама познакомила меня со своим отцом, я уже была студенткой Томского государственного университета. Встреча эта была волнительной ещё и потому, что в моей жизни не было ни одной бабушки, ни одного деда. Кочевая жизнь родителей лишила меня такой возможности, а тут родной дед, да такой легендарный. Историю его жизни мы знали хорошо, но личная встреча – это совсем другое. Дед жил со своей женой, почти ровесницей мамы, в пригороде г. Красноярска в небольшом доме. Хорошо запомнила тёмные сени этого дома, кухню, из которой мы вошли в горницу. В простенке между двумя окнами за столом сидел человек небольшого роста, совершенно седой, в очках. Дед читал книгу. Нас познакомили, дед сказал, что я выбрала правильную профессию, молодёжь должна знать историю. Говорил он несколько пафосно, показывал какие-то бумаги, пожелтевшие письма, называл имена своих старых соратников. Это напоминало мне лекцию по истории, я испытывала какое-то отчуждение, на меня давила обстановка. Не думаю, что во мне могли проснуться какие-то родственные чувства – это был человек другой жизни, хоть и знакомой, но очень далёкой. Да и комнате всё было необычно: во всю стену стояли полки с книгами, бумагами, старыми журналами. На боковой стене висел портрет маслом на холсте, в тёмный коричневых тонах. Дед был изображён лет 40 – 45-ти, но уже с окладистой бородой. Видимо, он всегда её носил. Чем-то этот портрет напомнил мне Чернышевского. Дед объяснил, что этот портрет написан его соратником по революционным делам. Встреча была недолгой, каникулы заканчивались, я уезжала в Томск.

Ещё один раз мы виделись на моей свадьбе в 1959-м году. Деда привёз брат. Все отнеслись к нему с уважением, свадьба была комсомольской, проходила в школе. Брат объяснял всем, кто это такой, почему он на свадьбе. Больше я не встречалась с этим родным по крови, но таким чужим человеком. Уже после рождения нашей дочери, в 60-ые годы, мама написала, что наш дедушка умер на 92-м году жизни, что он не болел, просто закончилась его жизнь. Хоронили его вдова, дочь, внуки, да соседи пришли проводить уважаемого долгожителя. За такую ли жизнь боролся в молодые годы большевик Дмитрий Шадрин, ради этого ли пожертвовал он своей семьёй, обрёк на страдания детей? Одиночество и забвение ожидало его в конце жизненного пути. Но это было ещё не самое худшее - многие его соратники прошли через сталинские лагеря, умерли в советских тюрьмах, были расстреляны.

Ушёл в прошлое суровый и романтичный 20-й век. Революции, войны, попытки изменить мир к лучшему привели к гибели и страданиям миллионов людей, к разочарованию и крушению идеалов прошлого. Наступило новое время, люди стали образованнее, прагматичнее, богаче. Старые идеалы были отброшены, остался один, новый бог – деньги. Счастливым современное общество не назовёшь. Всё повторяется сначала – войны, борьба за власть, кризисы и перевороты. Снова жертвы, гибель и страдания людей, и нет ответа на вопрос – где правда? Мудрому Отто Бисмарку приписывают такое изречение: «Революции совершают идеалисты, к власти приходят авантюристы». Не важно, кто сказал, но это так. Мой дед был идеалистом.

Дмитрий Дмитриевич Шадрин, брат моей бабушки, со своей семьёй.
Дмитрий Дмитриевич Шадрин, родной брат моей бабушки.
Tags: мама, мои родители, память
Subscribe

  • (no subject)

    С этого началась моя ЖЖ-жизнь. С воспоминаний мамы. И понадобилось шесть лет, чтобы эти воспоминания обрели, наконец, завершённый вид. Я читала их…

  • Мама вспоминала

    Ещё в первый год работы в школе меня вызвали в райком партии, где как представителю идеологического фронта настоятельно предложили вступить в ряды…

  • Мама вспоминала

    Правда, школа была укомплектована кадрами, и мне пришлось согласиться на неполную ставку, но уже через несколько недель после ухода завуча в декрет я…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments